Главная » Дополнительно » ПУБЛИКАЦИИ


ПУБЛИКАЦИИ

Коллизии аудита. Журнал «Методы менеджмента качества», 2017, №5

Качалов В.А.

Наша компания самостоятельно разрабатывает оборудование для нефтегазовой отрасли и на основе своих и чужих разработок его изготовляет.

После внедрения ИСМ на основе стандартов ISO 9001:2015 и ISO 14001:2015 мы направили документацию системы и заявку в орган по сертификации с просьбой провести ее сертификацию с областью применения «Разработка и производство оборудования для нефтегазовой отрасли». Однако орган по сертификации не согласился с нами, предложив описать сертифицируемую деятельность как «Производство оборудования для нефтегазовой отрасли с ответственностью за его разработку». Основанием служило то, что разработка оборудования не является самостоятельным видом бизнес-деятельности компании, тогда как предложенная нами формулировка это предполагает.

Просим экспертов пояснить: насколько обоснован отказ органа по сертификации указать заявленную нами область сертификации?

Вне сомнения, поднятая в данном письме проблема очень актуальна, ибо отражает широко распространенную ситуацию, когда организация, намеревающаяся сертифицировать систему менеджмента, САМА разрабатывает заказываемую ей продукцию.

Чтобы заявители правильно поняли аргументы эксперта и его оценку действий органа по сертификации, он считает необходимым предварить свой ответ разбором нескольких ситуаций.

Ситуация первая. В организации, осуществляющей производство химической продукции и строительство дорог, разработали и внедрили ИСМ на основе стандартов ISO 9001:2015 и ISO 14001:2015 (далее — ISO 9001 и ISO 14001 соответственно), охватывающую оба вида деятельности. Однако вначале (неважно, по каким причинам) решили сертифицировать только производство химической продукции.

Очевидно, что при сертификации необходимо доказать выполнение всех применимых требований указанных стандартов, в том числе свидетельства того, что в организации:

а) определили контекст и заинтересованные стороны, относящиеся к системе менеджмента производства химической продукции, а также требования этих сторон, касающиеся системы менеджмента производства химической продукции (п.п. 4.1 и 4.2 ISO 9001 и ISO 14001)1;

б) обеспечили наличие заявления(й) руководства относительно намерений и направлений деятельности (политики) в области качества и экологического менеджмента применительно к производству химической продукции (п.п. 5.2 ISO 9001 и ISO 14001);

в) установили (определили) риски и возможности, связанные с производством химической продукции, и выработали мероприятия по реагированию на них (п. 6.1.1 ISO 9001);

г) установили (определили) экологические аспекты применительно к производству химической продукции и выделили наиболее важные из них (п. 6.1.2 ISO 14001);

д) установили (определили) цели в области качества и экологические цели, относящиеся к производству химической продукции (п.п. 6.2 ISO 9001 и ISO 14001);

е) спланировали, внедрили и обеспечили управление процессами производства химической продукции (п.п. 8.1 и 4.4 ISO 9001);

ж) обеспечили выполнение требований п.п. 8.2, 8.4, 8.5, 8.6, 8.7, 9.1.2 и 10 ISO 9001, а также п.п. 8.1, 8.2, 9.1.2 и 10 ISO 14001 к производству химической продукции.

Анализ соблюдения этих и других применимых требований стандартов ISO 9001 и ISO 14001 и будет целью сертификационного аудита. При положительных итогах организации будет выдан сертификат, подтверждающий соответствие системы менеджмента, распространяющейся на производство химической продукции, требованиям стандартов ISO 9001 и ISO 14001.

Подчеркнем: НЕЗАВИСИМО от состояния дел в данной организации в области строительства дорог, что ПРИНЦИПИАЛЬНО важно.

Производство химической продукции и строительство дорог — это НЕЗАВИСИМЫЕ друг от друга виды деятельности — юридически, административно, технически/технологически, с точки зрения исполнителей работ, инфраструктуры и многого другого. Конечно, поскольку они реализуются в рамках одной компании, у них, очевидно, будут общие ВСПОМОГАТЕЛЬНЫЕ виды деятельности, осуществляемые подразделениями подбора и повышения квалификации кадров, закупок, сбыта, метрологии, ремонта и т. п. На эти подразделения, вне сомнения, будут распространяться соответствующие требования ИСМ, но при аудите анализ соответствия их деятельности требованиям стандартов должен будет проводиться на примерах, относящихся ИМЕННО и ТОЛЬКО к производству химической продукции.

Ситуация вторая. В этой же организации через какое-то время решили (опять неважно, по каким причинам) отказаться от сертификата соответствия, распространяющегося на производство химической продукции, зато сертифицировать деятельность по строительству дорог.

Очевидно, что теперь надо будет доказать выполнение всех применимых требований стандартов ISO 9001 и ISO 14001 уже в ЭТОМ направлении деятельности, в том числе наличие в организации свидетельств, указанных в пунктах а) – ж). Иначе говоря, показать, что в организации применительно к строительству дорог выявлены и осуществлены все действия в отношении:

  • контекста, заинтересованных сторон и их требований;
  • намерений и направлений деятельности в области качества и экологического менеджмента;
  • рисков и возможностей, а также мероприятий по реагированию на них;
  • экологических аспектов;
  • целей в области качества и экологических целей;
  • производственных процессов и т. д.

И если при аудите будет установлено системное невыполнение каких-то из этих и других требований упомянутых стандартов, то орган по сертификации будет не вправе признать ИСМ, которая распространяется на строительство дорог, соответствующей требованиям ISO 9001 и ISO 14001.

При этом деятельность компании в области производства химической продукции, вне зависимости от того, сохранила она свое соответствие требованиям этих стандартов или нет, никак не может повлиять на результаты сертификации в области строительства дорог. И это опять ПРИНЦИПИАЛЬНО важно.

Ситуация третья. Еще через какое-то время организация решила сертифицировать оба вида деятельности.

Не вызывает сомнений, что теперь организации следует доказать выполнение всех требований указанных стандартов применительно к КАЖДОМУ из этих направлений деятельности В ОТДЕЛЬНОСТИ, в том числе наличие в организации свидетельств, указанных в пунк тах а) – ж). А именно: что в организации определены и осуществлены все действия в отношении контекста, заинтересованных сторон и требований этих сторон, намерений и направлений деятельности в области качества и экологического менеджмента, рисков и возможностей, мероприятий по реагированию на них, экологических аспектов, целей в области качества и экологических целей, производственных процессов и других вопросов применительно КАК к производству химической продукции, ТАК и к строительству дорог.

Для получения сертификата, распространяющегося на оба вида деятельности, выполнение требований стандартов должно быть подтверждено в ПОЛНОМ ОБЪЕМЕ в отношении КАЖДОГО вида деятельности В ОТДЕЛЬНОСТИ. Еще раз отметим: это ПРИНЦИПИАЛЬНО важно.

Теперь можно перейти к ответу на заданный вопрос.

Ситуация, представленная в письме. Компания, говоря, что хочет сертифицировать деятельность по разработке и производству оборудования для нефтегазовой отрасли, тем самым, изъявила желание сертифицировать ДВА вида деятельности:

1) РАЗРАБОТКУ оборудования для нефтегазовой отрасли;

2) ПРОИЗВОДСТВО оборудования для нефтегазовой отрасли.

Это ее право. Однако следует иметь в виду следующее.

Для сертификации разработки оборудованиядля нефтегазовой отрасли как САМОСТОЯТЕЛЬНОГО вида бизнес-деятельности компании будет необходимо доказать применение и соблюдение ВСЕХ требований стандартов ISO 9001 и ISO 14001 по отношению к разработке как таковой — БЕЗ привязки к деятельности по производству и НЕЗАВИСИМО от нее. Как если бы компания являлась конструкторской организацией и ТОЛЬ КО. В том числе, ей надо будет разработать и доказать применение связанных с деятельностью по разработкемеханизмов реализации:

1) требований, упомянутых выше в пунктах а) – ж);

2) требований, относящихся:

  • к идентификации и прослеживаемости; к собственности, принадлежащей потребителям или внешним поставщикам; к сохранению; к деятельности после поставки; к оценке степени удовлетворенности потребителей (п.п. 8.5.2, 8.5.3, 8.5.4, 8.5.5, 9.1.3 ISO 9001);
  • к подготовленности к авариям и реагированию на них; к оценке степени соответствия (п.п. 8.2, 9.1.2 ISO 14001);
  • к управлению несоответствиями и корректирующими действиями (п.п. 10.2 ISO 9001 и ISO 14001).

И в этом случае компании необходимо будет представить аудиторам свидетельства, что все это именно так (см. комментарии к ситуациям, представленным выше).

Вместе с тем из содержания письма очевидно, что ВСЕ заказы потребителей данной компании связаны исключительно с удовлетворением их потребности в оборудовании, и именно оно (более того, и ТОЛЬКО оно) рассматривается обеими сторонами в качестве конечного результата. Заказчиков НЕ ИНТЕРЕСУЮТ собственно разработки/чертежи, им нужно, чтобы компания-исполнитель изготовила к нужному сроку в нужном количестве САМО оборудование.

И тогда можно предположить, что в рамках ИСМ деятельность по разработке рассматривается лишь в качестве составной части начальных этапов жизненного цикла заказанного оборудования. Иначе говоря, как деятельность, осуществляемая НАРЯДУ с выявлением требований к продукции (п. 8.2 ISO 9001), планированием производства (п. 8.1) и управлением внешне поставляемыми процессами, продукцией и услугами (п. 8.4) — т. е. этапами, предшествующими деятельности по производству оборудования (п. 8.5 ISO 9001). Все это позволяет считать, что своими разработками компания управляет на основе требований п. 8.3 ISO 9001 и даже некоторых других, но далеко НЕ ВСЕХ требований ISO 9001 и ISO 14001.

С учетом этих предположений у органа по сертификации были весомые основания сомневаться в том, что в ходе аудита компания-заявитель сможет представить соответствующие свидетельства выполнения ВСЕХ требований стандартов применительно к разработке.

А ведь именно это является обязательным условием сертификации данной деятельности в качестве САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ — в особенности те свидетельства, о которых говорилось в пунктах а) – ж). Именно поэтому, по мнению эксперта, руководство органа по сертификации предложило заявителю изменить область сертификации на ту, которая, исходя из этих достаточно обоснованных и логичных предположений, АДЕКВАТНА фактически осуществляемой бизнес-деятельности.

Заключение

Эксперт считает: если в сложившейся ситуации компания настояла бы на проведении органом по сертификации оценки соответствия ее ИСМ, охватывающей, как она считает, и РАЗРАБОТКУ, и ПРОИЗВОДСТВО оборудования для нефтегазовой отрасли, то могло быть только два возможных исхода сертификации.

Первый. Компания, скорее всего, НЕ СМОГЛА бы представить свидетельства выполнения ВСЕХ требований стандартов ISO 9001 и ISO 14001 применительно к разработке оборудования для нефтегазовой отрасли. Тогда она могла бы получить сертификат ТОЛЬКО на производство оборудования для нефтегазовойотрасли или вообще не получить его (если бы компания настаивала на отражении в сертификате деятельности по разработке).

ТАКОЕ решение со стороны органа по сертификации было бы ОБЪЕКТИВНЫМ, но вряд ли устроило компанию-заявителя.

Второй. Аудиторы закроют глаза на то, что в заявленной формулировке разработкаоборудования для нефтегазовой отрасли представляется САМОСТОЯТЕЛЬНЫМ видом бизнес-деятельности, и проанализируют эту деятельность в ходе аудита лишь как часть ПОДГОТОВИТЕЛЬНЫХ действий к производству оборудования (что при проверке этой деятельности на соответствие требованиям разд. 8 ISO 9001 «позволяет» ограничить ее объемом требований лишь п. 8.3). Вслед за этим при положительных итогах аудита в целом орган по сертификации (с подачи таких аудиторов и без должной проверки объективности их свидетельств аудита) выдаст сертификат с заявленной компанией формулировкой.

ТАКОЕ решение, конечно же, устроит компанию-заявителя, но будет не только НЕ ОБЪЕКТИВНЫМ со стороны органа по сертификации по причине ОТСУТСТВИЯ свидетельств соответствия деятельности по разработке ВСЕМ применимым требованиям стандартов, но и прямым нарушением требований стандарта ISO/IEC 17021-1:2015(Е) [1] относительно того, чтобы:

  • документ о сертификации отражал… область сертификации по отношению к ВИДАМ деятельности [1, п. 8.2.2.f], поскольку НА САМОМ деле разработка оборудованиядля нефтегазовой отрасли никаким самостоятельным видом деятельности в этой компании НЕ ЯВЛЯЕТСЯ;
  • сертифицированный клиент не делал никаких вводящих в заблуждение ЗАЯВЛЕНИЙ о своей сертификации [1, п. 8.3.4.b], поскольку, демонстрируя затем полученный сертификат, компания будет вводить его пользователей в заблуждение относительно истинной области своей деятельности, имеющей статус сертифицированной.

У эксперта нет никаких оснований считать деятельность органа по сертификации необъективной и несоответствующей требованиям [1], поэтому он уверен: если компания будет настаивать на сертификации ИСМ в первоначально заявленной ею области сертификации, орган по сертификации в итоге может прийти ТОЛЬКО к первому варианту решения, очевидно НЕ УСТРАИВАЮЩЕМУ компанию-заявителя. По этой причине орган по сертификации и предложил в качестве ВОЗМОЖНОГО варианта ту формулировку, которая:

а) была бы адекватной фактически осуществляемой компанией деятельности;

б) исключала бы ложное восприятие потребителями сертификата области сертификации данной компании.

Другое дело, что представителям органа по сертификации следовало более подробно и доходчиво объяснить мотивы своих действий и возможные варианты развития событий, если бы компания продолжала настаивать на сертификации своей деятельности в первоначальном варианте ее описания. Как видно из письма, в полной мере органу по сертификации этого сделать не удалось.

Однако ПО СУЩЕСТВУ его предложение со всех точек зрения и ЛОГИЧНО, и РАЗУМНО.

Рекомендации. Поскольку описанная ситуация встречается довольно часто, хотелось бы обратить внимание руководителей компаний на необходимость изначально точно отражать бизнес-деятельность, заявляемую на сертификацию, если она охватывает проектирование и разработку.

Если в компании считают, что осуществляемые в ней проектирование и разработка являются САМОСТОЯТЕЛЬНЫМ видом бизнес-деятельности2, она, вне всяких сомнений, имеет право требовать, чтобы это было недвусмысленно отражено в тексте сертификата.

Однако надо иметь в виду, что в этом случае при создании системы менеджмента и подготовке ее к сертификации компания должна применять требования соответствующих стандартов для деятельности по проектированию и разработке в ТОМ же объеме, что и ко ВСЕМ ДРУГИМ сертифицируемым самостоятельным видам бизнес-деятельности. На деле это означает, что к проектированию и разработке должны быть применены ВСЕ требования соответствующих стандартов и на аудите их соблюдение должно быть доказано3.

В противном случае компании следует сразу формулировать заявляемую область сертификации АДЕКВАТНО. Как вариант — приблизительно так, как это предложил обсуждаемый орган по сертификации. Тогда формулировка области сертификации:

а) будет объективно отражать содержание сертифицируемых видов бизнес-деятельности,

б) не будет вводить пользователей сертификата в ничем не оправдываемое заблуждение относительно статуса деятельности по проектированию и разработке в сертифицированной системе менеджмента;

в) будет восприниматься органами по сертификации как обоснованная.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. ISO/IEC 17021–1:2015(Е). Conformity assessment. Requirements for bodies providing audit and certification of management systems. Part 1: Requirements (Оценка соответствия. Требования к органам, осуществляющим аудит и сертификацию систем менеджмента. Часть 1.Требования).

------------------------------

1 Требования стандартов ISO 9001:2015, ISO 14001:2015, а также ISO/IEC 17021–1:2015 [1] приводятся в авторском переводе.

2 Одним из явных и фактически обязательных признаков «самостоятельности» служит наличие ОТДЕЛЬ НЫХ контрактов или специальных разделов контрактов на осуществление проектирования или разработки без какой-либо связи с обязательствами разработчика подготовить затем для компании-заказчика проект соответствующей продукции на основе этих разработок.

3 Отметим, что в этом случае возникает особая методическая проблема: насколько к деятельности по проектированию и разработке как к САМОСТОЯТЕЛЬНОМУ виду бизнес-деятельности применимы требования п. 8.3 ISO 9001:2015? Ответ на этот вопрос выходит за рамки обсуждаемой проблемы и требует отдельного обсуждения.